Поможет ли «Великая зеленая стена» уменьшить поток мигрантов в Европу

Ожидается, что к 2020 году 60 миллионов человек из стран Африки к югу от Сахары станут мигрантами из-за опустынивания. «Великая зеленая стена» (Great Green Wall) — проект стоимостью 8 млрд долларов, восстанавливающий деградировавшие земли. Но сможет ли он стимулировать людей остаться и зарабатывать деньги? — спрашивает Jill Filipovic на странице the Guardian.

Сенегальский сад

Пустынный пейзаж Сенегала

Стадо крупного рогатого скота проходит через почти пустынный ландшафт. Сенегал. Фотография: Джилл Филипович для Гардиан

Первое, что бросается в глаза — как неуместно выглядит этот огород в пыльном, туманном пейзаже, где стада коров поднимают песчаные бури, а козы грызут редкие сорняки под скрипучими деревьями. Яркие пятна этого сада — зеленые пучки растущего салата, баклажана, арбуза и других продуктов — образуют аккуратные ряды, а женщины в ярких юбках проходят, неся от колодца оловянные банки, дабы увлажнить этот пышный уголок в огромном, выжженном пейзаже.

Здесь, в огороде деревни Койли Альфа (Koyli Alfa), что в центре Сенегала, Батта Мбенгу (Batta Mbengu) 300 женщин, разбившись на группы по 30 человек, работают сменами, длящимися неделю. Еженедельно каждая женщина вносит по 100 западноафриканских франков (около 0,15 евро) в общую кассу, откуда любой нуждающийся из группы, в случае необходимости, может получить помощь. К примеру, если у женщины есть ребенок, то в день церемонии присваивания имени она получает в подарок часть этой кассы взаимопомощи. Такова сеть взаимопомощи в месте, где финансовая нестабильность является частью жизни.

Сенегал. Великая зеленая стена

В деревне Койли Альфа женщины ухаживают за общим огородом.
Фото: Джилл Филипович для Гардиан

Женщины надеются на еще один подстраховочный фактор: они отложили свои доходы на покупку семян на следующий год и пытаются заработать еще, чтобы купить кур и поддержать свои семьи.

Не просто источник денег и продуктов

Мбенгу, конечно, нужно это. Последний месяц ее брат Ндиага провел в ливийской тюрьме, куда он попал за попытку добраться до Европы. Брат в семье был балагуром, до того как покинуть дом, он был портным. 

«Надеюсь, он доберется до Европы; многие здесь тоже хотят уехать, — говорит она. — Но, может быть, когда-нибудь, благодаря этому фермерскому хозяйству, молодежь деревни Койли Альфы будет оставаться дома. Когда мы поняли, как наши сыновья рискуют жизнью, переправляясь на лодках, мы попросили эту программу. Мы хотим, чтобы огород обеспечивал нас таким достатком, чтобы наши сыновья перестали уезжать за границу».

Аккуратный сад в деревне Койли Альфы — это не просто источник денег и продуктов, это также одно звено амбициозных усилий на континенте по расширению человеческих возможностей и предотвращению последствий изменения климата. Чтобы побудить таких людей, как Ндиага, и их детей оставаться на родине, Всемирный банк, ЕС и другие международные доноры поддерживают программы, подобные этому огороду, являющемуся частью проекта «Великая зеленая стена».

Женщина в деревне Койли Альфа в центре Сенегала показывает посетителю некоторые из молодых растений, прорастающих в саду, засаженном Великой зеленой стеной. Фотография: Джилл Филипович для Хранителя

Женщина в деревне Койли Альфа в центре Сенегала показывает растения в саду. Фото: Джилл Филипович для Гардиан

Great Green Wall

Что такое «Великая зеленая стена»

«Великая зеленая стена» — это пояс зеленых насаждений шириной 15 км и длиной 7775 км, призванный остановить разрушительные последствия климатических изменений, направленный на борьбу с опустыниванием земель к югу от пустыни Сахара и прекращение человеческих страданий, связанных с этим. Стоимость проекта — 8 млрд долларов.

Зеленые насаждения должны пройти через 11 стран сахаро-сахельского региона: Сенегал, Мавританию, Мали, Буркина-Фасо, Нигер, Нигерию, Чад, Судан, Эритрею, Эфиопию и Джибути.

Великая зеленая стена для Сахары и Сахеля (The Great Green Wall for the Sahara and Sahel Initiative, GGWSSI) — это программа Африканского союза, объединяющая более 20 стран из региона Сахело-Сахары, включая Алжир, Буркина-Фасо, Бенин, Чад, Кабо-Верде, Джибути, Египет, Эфиопию, Ливию, Мали, Мавритания, Нигер, Нигерия, Сенегал, Сомали, Судан, Гамбия и Тунис.

Великая зеленая стена — проект Африканского союза в котором задействовано более 20 стран

http://www.greatgreenwall.org

Координацией работ по созданию Великой зеленой стены занимается Сенегал. В июне 2010 года Глобальный экологический фонд, объединяющий 182 государства, объявил о выделении на реализацию этого проекта 119 миллионов долларов.

 

Как «Великая зеленая стена» повлияет на миграцию

Доноры надеются, что проект будет, улучшая жизнь потенциальных мигрантов, стимулировать их оставаться дома. В то же время некоторые эксперты по вопросам миграции говорят, что такие усилия в области развития могут иметь обратный эффект. С немного большими деньгами миграция становится более вероятной.

«Великая зеленая стена» — скорее метафора, а не действительность. Изначально она был задуман как физический барьер из деревьев на краю пустыни, но за последние несколько лет превратился в мешанину проектов, борющихся с опустыниванием и пытающихся восстановить деградировавшие земли. Благодаря продолжающейся войне в Сирии фраза «миграционный кризис» — на страницах каждой европейской газеты, на устах политиков и в головах избирателей. Пока эта тема доминирует в новостях, многие экологи пытаются привлечь внимание и средства европейских правительств и международных доноров.
Ожидается, что к 2020 году около 60 миллионов человек [pdf] из стран Африки к югу от Сахары будут мигрировать в Северную Африку или Европу из-за опустынивания, и это число только увеличится в последующие десятилетия. Сегодня сторонники Великой зеленой стены считают, что она является ключом в более широкой стратегии, она нужна, чтобы остановить волну африканских мигрантов, многие из которых гибнут, перемещаясь к европейским берегам.

Население Сахельского региона, вырастет на 150% за ближайшие десятилетия

«Есть чрезвычайная ситуация, и я чувствую, что люди на самом деле этого не понимают, — говорит Моник Барбут (Monique Barbut), Исполнительный секретарь Конвенции ООН по борьбе с опустыниванием. — Большинство людей, говорящих о миграции — пресса, телевидение и все такое — либо говорят, что это потому, что война или потому, что переселенцы бедны и потому мигрируют. Но почему у вас войны? Почему у вас экономический кризис, который заставляет вас мигрировать? Редко люди раскрывают действительные корни этих проблем».
Каждый год около 12 млн человек из западной или центральной Африки покидают свою родину, и более 75% [pdf] этой миграции приходится на страны Африки к югу от Сахары. Люди из стран, не имеющих выхода к морю, подобных Нигеру, отправляются на побережья Сенегала, Кот-д’Ивуара или в Южную Африку, где они могут заработать больше, чем в своих деревнях.

Но сегодня многие мигранты из более развитых стран, подобных Сенегалу, платят контрабандистам за переправку в Европу. Эта схема не нова, но цифры говорят сами за себя: мы наблюдаем величайшую волну со времен Второй мировой войны и она только растет. Успехи развития — уменьшение младенческой и детской смертности, снизившиеся показатели материнской смертности, увеличившаяся продолжительность жизни в сочетании с высоким уровнем рождаемости в странах Сахельского региона обозначает, что население вырастет на 150% за ближайшие десятилетия со 135 миллионов сегодня до 330 миллионов к 2050 году. В то же время жизнь в общинах, находившихся в отчаянной бедности, немного улучшилась. И сейчас стало больше молодых и здоровых людей, обремененных тяжелыми финансовыми обязательствами и больше ресурсов для поездки за границу.

Причины миграции

«Сегодня каждый знает, что время тяжелое»

Сенегальская деревня Голукум (Goulokum) является или была домом многих уехавших мужчин. Это одна из «деревень без мужчин»: молодые женщины, дети, пожилые люди. Шейх Диоп (Cheikh Diop), 32-летний сын фермера, как и многие, ищет работу в Европе. Он и дюжина других мужчин отправился на север Мавритании, откуда они на шаткой пироге уплыли в Испанию. Когда они прибыли в Лос-Паламос, все они попали в полицию и провели 40 дней в испанской тюрьме. Испанские власти сопроводили его на рейс в Сенегал, в аэропорту дали 50 евро.

Великая зеленая стена. Сенегал. В ожидании дождя

По словам жителей деревни, дожди идут реже, чем раньше. Житель деревни Койли Альфа наблюдает за небом. Фото: Джилл Филипович для Гардиан

Диоп говорит, что он отправился в Испанию, «потому что сельское хозяйство не приносит достаточно средств к существованию». Так было и 10 лет назад, и сейчас, с двумя женами и ребенком, нуждающимися в поддержке, легче не стало. Только трудности его предыдущей поездки и страх смерти в пути держат его дома. В Голукуме, говорит Диоп, когда он был ребенком, было легче выжить.

«Сегодня стало намного жарче, — говорит он.  — У нас часто были хорошие урожаи. Теперь же нет. Сегодня каждый знает, что время тяжелое».

В деревнях, подобных Голукуму, достаточно пройтись по центральной улице, чтобы понять, кто уехал в Европу, а кто нет. Дома мигрантов — это большие многоквартирные здания из кирпича, бетона и шлакоблока. Дома тех, кто остается, деревянные с соломенными крышами. Здесь многие имеют родственников в Италии, поэтому некоторые из старших мужчин свободно говорят по-итальянски. Дети приветствуют незнакомых гостей словом «чао».

Одна из главных причин иммиграции

Миграция, по словам Элвиса Пола Тангем (Elvis Paul Tangem), ‎координатора Великой зеленой стены для Сахары и Сахеля в Комиссии Африканского союза, полностью изменила дискурс вокруг Великой зеленой стены. Теперь мы смотрим глубже и больше говорим о проблемах занятости, социального обеспечения, безопасности природных ресурсов. Неспособность заработать на жизнь на земле «один из самых главных факторов иммиграции, как я вижу по своей стране Камерун, считает он.
«Именно по этой причине амбициозная молодежь уезжает. Либо вы уедете, либо присоединитесь к одному из двух видов работодателей: это или торговцы людьми, или экстремистские группы, фаворитом среди коих является Боко харам», — отмечает Элвис Пол Тангем.
Часто мужчины, женщины и дети на западе центральной Африки мигрируют в поиске работы, другие покидают свои дома, убегая от войн и изменения климата. Зачастую эти три фактора совпадают. Для многих мигрирующих из-за изменения климата глобальный рост температуры очевиден: некогда плодородные земли больше не приносят урожаев, там, где ранее были деревья, теперь пески, засухи приходят чаще и длятся дольше; коровьи и козьи пастбища становятся скудными, высокие температуры и короткие дожди делают невозможным возделывание земли и выращивание животных. Для других эффекты косвенны. На маленьких участках пахотных земель происходят не маленькое насилие. Для укрепления и увеличения своего влияния, террористические группы отбирают пищу, воду и землю этих скудных районов; молодежь больше не может поддерживать семьи, потому что земля больше не плодородна. Люди находят себя в экстремистских группах, приносящих опустошение и миллионы людей перемещаются через континент.

Что уже поменялось

«Раньше они играли в карты, теперь они сажают деревья»

В настоящее время местные агротехники вместе с Великой зеленой стеной, такие как 47-летний Самба Салль (Samba Sall), работающий здесь с 2008 года, помогает управляться с пастбищами и растениеводством. Десять мужчин работают пастухами, а мальчики старшего школьного возраста зарабатывают посадкой деревьев. С 2007 года в Сенегале было высажено 11,4 млн. деревьев [pdf].

«Раньше они играли в карты, — говорит Салл. — Теперь они сажают деревья».

«Великая зеленая стена» обеспечивает семенами, нанимает местных сотрудников, оплачивает счета за воду, удобрения и необходимую для безопасности колючую проволоку. По понедельникам женщины несут выращенные ими продукты на рынок. И предстоят еще многие годы обучения людей и поддержки проекта, до тех пор, пока такие природоохранные проекты не перестанут нуждаться в поддержке. Но однажды сад Койли Альфа сможет позволить себе собственную воду, семена и удобрения. Саду необходимо расшириться. Чтобы действительно изменить ситуацию, говорят эксперты, такие сады должны предлагать больше, чем продавать продукцию соседним деревням.
И здесь Моник Барбут видит благоприятные возможности, ведь Европа в основном опирается на импортируемые продукты питания и не производит достаточного количества самостоятельно. «Африка — это единственное место в мире сегодня, где вы можете производить продукты в достаточном количестве».

«Великая зеленая стена» простирается отсюда из Сенегала до Джибути на Африканском роге, пересекая Сахель и Сахару. В центре контрабандистов Агадес, Нигер, переправляющих мигрантов через ливийскую границу, а затем на лодках по Средиземному морю, действует пилотный проект, в котором сотня юношей зарабатывает 100 евро в месяц за помощь в восстановлении 500 гектаров истощенных земель. «Великая зеленая стена» обучает 500 малийских мужчин, застрявших в лагерях мигрантов в Нигере, надеясь, что правительство Мали даст людям, обученным восстановлению земли, какую-то работу, когда те вернутся на родину.

Откуда и куда бегут беженцы в материале TheWorldOnly.

Цели «Великой зеленой стены» и что уже сделано

В Эфиопии 15 млн гектаров земли уже восстановлены; в Нигерии и Судане — 5 млн и 2 млн соответственно. По планам Комиссии ООН по борьбе с опустыниванием, конечная цель проекта «Великая зеленая стена» к 2030 году:

  • 50 миллионов гектаров восстановленных земель;
  • продовольственная безопасность для 20 миллионов человек;
  • поддержка 300 млн человек в странах Сахеля;
  • доступ к адаптивным для изменения климата агротехнологиям для 10 млн маленьких ферм;
  • создание не менее 350 000 рабочих мест в этих 14 странах.

Жизнь сделается сравнительно сносной

«Большинство из этих проектов трудоемки», — говорит Барбут. — И это не технологические проекты. Для таких проектов нет необходимости учится по 5 лет и покупать технику, здесь нужно несколько сотен евро на фермера, чтобы они могли есть каждый день».

Related Articles

сейчас на земле
Сохранение экосистем суши